Skip to main content

Кавалерист, затем танкист

Мы продолжаем  цикл публикаций, посвященных воспоминаниям фронтовиков, родственников и друзей солдат той страшной войны, тружеников тыла, вдов ветеранов, детей войны.

В конце ноября 1940 года в Агинском сельском клубе культуры было оживленно и многолюдно. Здесь провожали юношей 1920 года рождения на действительную военную службу. В их числе был Сергей Татауров (на снимке стоит). Он принимает присягу в 1-й Кубанской кавалерийской бригаде в Благовещенске. Успешно овладевает боевой и политической подготовкой, ему присваивается сержантское звание.

А через полгода началась Великая Отечественная война. В смертельно опасные для нашей Родины дни, когда немецкие полчища рвались к Москве, воины-дальневосточники первыми спешили на защиту столицы. Это были уже хорошо подготовленные конники из 115-го Забайкальского кавалерийского полка 8-й дивизии Дальневосточной кавалерийской дивизии, Кубанской бригады, из Забайкалья, Бурятии, Иркутской области. Из прибывших в Москву дальневосточников, забайкальцев и сибиряков
был сформирован 26-й кавалерийский полк, который влился в состав 7-й дивизии 1-го гвардейского корпуса П.А.Белова. Это соединение 27 января 1942 года смело и стремительно атаковало немцев, прорвало их оборону и через Варшавское шоссе устремилось к Вязьме. Через три дня советские воины были в семи километрах от города, но захватить Вязьму с ходу не удалось. Противник создал прочную оборону, подтянул резервы. Уж слишком неравными оказались силы. Два месяца наши кавалеристы по приказу Верховного Главнокомандования находились в тылу врага, вели упорные бои, уничтожая живую силу и технику неприятеля. Вышли из окружения с боем через коридор, пробитый танкистами 10-й армии.

Сергей Татауров был ранен, попал в госпиталь. После лечения уже не вернулся в свою часть, а был направлен на трехмесячные курсы механиков-водителей танка Т-34. На Ленинградском фронте защищает от немцев узкую полосу Ладожского побережья. И снова ранение. А затем в марте 1943 года участвует в Ржевско-Вяземской наступательной операции в составе 30-й армии Западного фронта. Здесь в одном жестоком бою танк, за рычагами которого находился Татауров, подбили немецкие артиллеристы. Машина вспыхнула пламенем и окуталась дымом. Сергея Александровича ранило и контузило. Он невероятным усилием открыл крышку люка, но выбраться из танка не хватило сил. В это время мимо пробегали наши пехотинцы. Один из них и вытащил Татаурова наружу, оказал первую медицинскую помощь и нашел санитаров. Те заинтересовались внешностью красноармейца, спросили, кто он. Пехотинец ответил, что по национальности бурят, родом из Агинского округа Читинской области. Убежал, не назвав ни имени, ни фамилии. Так он и остался неизвестным. Татауров после войны пытался найти его, но не удалось. Сергей Александрович до конца своей жизни не забывал земляка, который спас его от смерти.

Еще не затихли бои под Ржевом и Вязьмой, а танкисты шестого корпуса спешили в район Курска, Воронежа. Здесь около Курского выступа фашисты готовились переломить ход войны в свою пользу, взять реванш за поражения под Москвой и Сталинградом. В июле 1943 года в жестокой схватке сошлись советские воины и отборные гитлеровские войска. Немецкие танковые и пехотные дивизии попытались прорваться к Курску на Обоянском направлении. Но на их пути встали танкисты 1-й гвардейской армии Катукова, в том числе 200-я бригада, где служил Сергей Александрович Татауров – старший сержант, механик-водитель Т-34. В районе Верхопенья наш шестой корпус в решительной схватке остановил моторизованную дивизию СС «Великая Германия», насчитывавшую танков больше, чем в шестом корпусе 1-й гвардейской армии.

Танкисты 200-й бригады и 6-я стрелковая бригада оказались в окружении, заняв круговую оборону, удерживали свои боевые позиции до подхода свежих сил, нанесли врагу ощутимый урон. Целую неделю - с 11 по 17 августа - бились в окружении с элитной танковой дивизией «Мертвая голова». Сергей Александрович Татауров недалеко от польско-германской границы получил тяжелое ранение, после которого он по состоянию здоровья служил до мая 1944 года в батальоне аэродромного обслуживания. Вернулся в Агинское с орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу» и другими наградами. В 1985 году удостоен ордена Отечественной войны второй степени. Работал в коллективе Агинского тубсанатория, имел четверых детей, жил в селе Амитхаша. Ушел из жизни в 1986 году.

Б.НЕСТЕРЕНКО, п.Агинское, фото из семейного архива.